Главная | Регистрация | Вход
Пятница, 14.11.2014, 13:18
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Мини чат
из "Йога - Искусство коммуникации" (В.Бойко)
.....Как правило, молчанию ума предшествует стадия ментального хаоса (белый шум). Поток образов становится сноподобным и бессвязным, содержание его после выхода из асаны (либо паузы между позами) невозможно вспомнить. Внутренний диалог/монолог вырождается в непонятную болтовню. У кинестетиков возникают подергивания конечностей, непроизвольные движения туловища и/или лица, в восприятии проступает «гул» работы отдельных мышц либо их групп, звук движения крови в теле. Полное (достоверное и однозначное) молчание ума возникает далеко не сразу... Как правило, непроизвольная ментальная деятельность отодвигается на задний план и как бы выцветает. Появляется не очень ясная, но четкая дистанция: ты – здесь – наблюдаешь отсутствие ощущений в теле, улавливая сигналы к выходу из позы. А там, на «дне» сознания, как на экране TV, что-то мелькает, говорит, вертится... 
...Вообще молчание ума (ЧВН, читта-вритти-ниродхах, в разных стадиях) не может возникнуть быстро, его качество зависит от массы не прослеживаемых и неосознаваемых факторов и не сводится к общему знаменателю. У кого-то это действительно тишина и мрак, у других – звездное небо, фосфены, игра цветов, «кино», сны, погружение, провалы. Согласно субъективным описаниям сознание оседает, размывается, плывет, угасает, теряет резкость, становится пунктирным, цепенеет, почти замирает. В результате такой практики любой индивид постепенно возвращается к присущим ему от природы возрастным психофизическим кондициям, теоретически – со сколь угодно низкого их уровня. В реальности, однако, это не так, какими бы мягкими занятия эти ни были, в периоде освоения они всё равно имеют затратный характер, и только впоследствии прирост энергии начинает превосходить ее вложения. Регенерация возвращает психосоматику к состоянию устойчивого гомеостаза с любой «стороны» отклонения, выправляется всё, что еще подлежит «ремонту».

Если у вас хватило терпения дочитать до этого места, возникает закономерный вопрос: «Почему важнейшую тему ментальной релаксации замалчивают индусы, которые в своих йоговских ашрамах учат кого угодно и непонятно чему, лишь бы платили?» Некоторым кажется, что они утаивают эту информацию из вредности и коварства, кто-то уверен, что индусы просто не могут объяснить этого, хотя сами делают всё как надо. Мне ситуация видится проще: философы Европы давно отметили своеобразность умонастроения индусов, живущих не разумом, но сердцем. Те, кто побывал в Индии, отмечают предельную психологическую расслабленность населения, что потрясает и захватывает людей Запада. Основную долю этой анестезии обеспечивает, безусловно, религия. Жуткая нищета и жизнь на грани гибели никого особо не напрягает, вера в бессмертие души и хорошее перерождение помогают сохранять беззаботность, несмотря ни на что. Это нашим людям надо учиться «отстегивать» голову, уходя от бесконечной ментальной суеты, но у индусов нет такой проблемы! И если заговорить с ними на тему психоэмоционального «перегрева» они, скорее всего, даже не поймут, о чем речь. Так же, как не понимают меня наши люди, когда я утверждаю, что практика йоги должна вести к молчанию ума и в этом молчании осуществляться! Человек Запада так же незнаком с молчанием ума, как рядовой индус с ментальной лихорадкой! Именно неудовлетворенность наличным положением вещей и обусловленная этим активность всегда побуждали западных индивидов к действиям, породившим и науку, и, собственно, саму техногенную цивилизацию. Йога же создавалась в иной информационной среде людьми с иным мировосприятием и типом мышления, вот почему то, что в «Сутрах» Патанджали является общим местом, оказывается для нас камнем преткновения. Умение безопасно разгрузить подсознание и снять умственный перегрев жизненно необходимо для человека технологического! А подлинная йога как раз это и обеспечивает, что очень важно, поскольку с подсознанием у российского народа – беда. Не побоюсь сказать, что люди с отклоняющимся поведением, невротики, психотики и депрессивные составляют сейчас значительную часть населения России! Хотя гражданской войны после распада Союза удалось избежать, масштаб социальной катастрофы оказался беспрецедентным, невидимые глазу ее следствия девятым валом прошлись по общественному и семейному укладу, уничтожая относительное благополучие, прежде всего – психологическое! При социализме подавляющая масса советских людей пребывала в состоянии безмятежности. Все социальные блага, а также и завтрашний день были хотя и минимально, но всё же гарантированы государством. Как правило, сбалансированные отношения складывались и в семьях, особенно непьющих. Какова главная задача родителей? Создавая оптимальный внутрисемейный климат, они прежде всего защищают своих чад от неблагоприятных факторов внешнего мира.
Подрастая, ребенок начинает предпринимать вылазки в него из-за родительского прикрытия, по мере взросления они увеличиваются во времени и пространстве, пока индивид не достигнет кондиций, позволяющих ему уйти в автономное плавание. Но и после этого семья на долгие годы остается для молодых людей поддержкой, страховкой на случай различных жизненных невзгод и тихой гаванью. Это – в норме. Нет дефектов воспитания в семье, есть дефекты самой семьи, которые усваиваются ребенком через имитационное поведение и подсознание! Начиная с 1993 г. масса людей, одновременно являющихся и родителями, была вынуждена пройти через социально-экономические потрясения, с которыми они так и не сумели справиться. Рушились судьбы, карьеры, в семьях возникало хроническое эмоциональное напряжение, тянущееся годами. И тогда, вольно или невольно, многие начинали срываться на детях. Родители становились источником внутрисемейной агрессии, от которой нет спасения! Ясно, что неблагополучные семьи были, есть и будут во все времена, я лишь констатирую тот факт, что реалии свободного рынка увеличили их число и степень неблагополучия во много раз! Конечно, никто не застрахован от «свинцовых мерзостей проклятой русской жизни», однако если сами родители генерируют деструктивность, то, хотя ребенок и развивается внешне нормально, его душевное состояние и социальная коммуникация оказываются в будущем сильно осложненными. Кроме того, есть аксиома: если родители не разобрались успешно с окружающим миром и между собой, проблемы эти автоматически переходят к детям и развиваются затем на их личном жизненном материале! Очень многие из тех, кому было в 1993 г. от пяти до двенадцати лет, стали впоследствии неявными инвалидами детства. А теперь посмотрим, как вышеизложенное коррелирует с темой подсознания. «В процессе эволюции подсознание возникло как средство защиты сознания от лишней работы и непереносимых нагрузок» («Мозг. Эмоции, потребности, поведение», т. 1).
С одной стороны подсознание – демпфер и защита, с другой – своеобразный «отстойник», туда, под порог восприятия, автоматически сбрасывается утративший актуальность и/или опасный для рассудка информационно-эмоциональный «материал». Если количество и масштаб стрессов, пережитых субъектом в детстве и юности, не выходит за пределы средних значений, защитный механизм вытеснения исправно выполняет свои функции. Но «для любых вещей и переживаний существует оптимальная величина. Сверх этой величины переменная становится вредной» (Г. Бэйтсон).
Стресс (в переводе с английского – давление) – это ощущение в теле, являющееся результатом множества событий, источник которых находится либо в самом организме, либо за его пределами. Если удары бытия начинаются слишком рано и превышают приспособительные возможности ребенка, его подсознание постепенно превращается в своеобразный «могильник», переполненный негативом. Поскольку вместе с ситуациями, к которым личность не смогла адаптироваться вытесняются и фрагменты памяти, к ним «примыкающей», индивид оказывается лишенным своей собственной истории. Деформируется структура взаимодействия между сознанием и бессознательной частью психики, что ведет к тотальной аберрации (искажению) восприятия, осознания, мышления и действия. Известно, что «по мере развития человеческой истории менялись нагрузки, от которых нет программ генетической защиты, и теперь приспособление к среде зависит от психических возможностей человека во много раз больше, чем от силы его мышц, крепости костей и сухожилий и скорости бега. Опасным стало не оружие врага, а слово. Эмоции человека, изначально призванные мобилизовать организм на защиту, теперь чаще подавляются, встраиваются в социальный контекст, а со временем извращаются, перестают признаваться их хозяином и могут стать причиной разрушительных процессов в организме» (Радченко, 2002). 
Иными словами, вытесненный в подсознание негатив и неудовлетворительная коммуникация с миром вызывают даже у очень молодых людей сначала функциональное угнетение и разлад, а впоследствии приводят к органическим заболеваниям органов и систем. Даже если детство и семья благополучны, а вытесненный материал компенсирован, у человека нашей реальности остается проблема накопления перегрузок текущих. Жизнь требует постоянного усложнения ментальной деятельности и увеличения скорости реагирования. Эмоции мешают абстрактному мышлению, гормональные механизмы их обеспечения с одной стороны – постоянно угнетены, с другой – порожденный стрессами адреналин не утилизируется необходимой и достаточной физической активностью. Это ведет к постоянному преобладанию симпатики и мышечному гипертонусу, сохраняющемуся даже во сне. Опасно растет общее нервное напряжение со всей сопутствующей атрибутикой – сужением поля восприятия, нарушением четкости мышления, ухудшением коммуникации с окружающим и т. д. Восприятие, кстати, устроено удивительным образом, кажется (если мы пребываем в здравом уме и твердой памяти), что сознание (внимание) действует подобно лучу прожектора, высвечивающему в ночи пейзаж. Кажется, стоит лишь направить внимание (а вместе с ним и взгляд) на что-то, как оно становится ясно воспринимаемым. Но это лишь одна из многих иллюзий, осложняющих жизнь. Деформированное сознание в отличие от прожектора действует как проекционный фонарь, не проясняя ситуацию, но накладывая на нее собственные искажения. Такое состояние называется омраченностью, ментально-эмоциональным токсикозом. «Ограничения личности находятся вне сознания и обусловлены количеством и характером вытесненного» (Грегори Бэйтсон).
Как правило, наличие этого токсикоза субъект не осознает, ему кажется, что с ним-то как раз – порядок, это «снаружи» всё идет как не надо. Ошибки поведения множатся и наслаиваются, ломая все планы, расчеты и, в конечном счете судьбу. «Жизнь всё больше начинает походить на сказку, полную ярости и шума, излагаемую идиотом» (Шекспир). В перспективе маячит что-либо из малопривлекательного набора: срыв адаптации, невроз, функциональные расстройства, депрессия, пограничное состояние, психоз. В любой нервной сети существует два противоположно направленных фундаментальных процесса – поступление информации извне в психику, и затем ее извлечение оттуда в сознание. Совокупная энергия психики всегда равна единице, она оптимально и автоматически распределяется по всему спектру реакций на окружающий мир. Днем основное ее количество уходит на обеспечение работы бодрствующего сознания, тогда как во время сна большая часть ресурса расходуется внутренней «кухней» бессознательного и процессами восстановления тела. Бодрствующее сознание в обыденности никогда не бывает пустым, а когда такая пустотность приходит во время занятий йогой, то освободившаяся часть внутрипсихической энергии по закону сохранения передается подсознанию, дополнительно активируя спрессованное в нем патологическое содержимое. Это способствует его просачиванию сквозь анамнестический барьер в разреженное ментальное пространство. Возникают необходимые и достаточные условия для транспорта вытесненного материала из подсознания к ее «поверхности». Это и есть то, что здесь именуется сбросом. С одной стороны, это кризис системы, с другой – трансформация к лучшему. Как и насколько будет осознан этот материал субъектом – решает системный разум, прежде всего оберегая рассудок. Этот высший координатор диверсифицирует сбрасываемый материал по соответствующим каналам восприятия (которые теперь работают каналами сброса!), через которые он и аннигилирует. Главное условие запуска процесса системной разгрузки подсознания – максимальное (на протяжении всей практики) торможение ума и падение его тонуса, что сопровождается парасимпатическим преобладанием.
Ведущая репрезентативная система организует (оформляет) аннигилируемый материал, определенным образом представляя его в сознании, но содержание «сброса» ученик (а до завершения процесса – пациент) йоги осознает лишь отчасти. В подавляющем большинстве случаев сброс происходит неосознанно, через физическое движение, ощущения (беспричинную боль) в теле либо выраженные эмоциональные «откаты», так или иначе отражаясь во снах.
Многие известные методы психологической разгрузки и реабилитации (психоанализ, ребефинг, НЛП, гипноз, аутогенная тренировка, гештальттерапия, томалогия, деконцентрация и т. д. и т. п.) проигрывают в безопасности сбросу! Поскольку он по большей части происходит вне сознания, без повторных ассоциативных переживаний, присущих психоанализу! Запуск автономного процесса разгрузки подсознания инициирован субъектом, но реализуется психосоматикой без какого-либо вмешательства, а, по большей части и ведома личности, либо влияния извне! И потому процесс этот безошибочен, безопасен и оптимален.
 
Поиск
Наш опрос
Вы уже слушали представленные на сайте медитации ТОРОТ?
Всего ответов: 137
Календарь
«  Ноябрь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
ВХОД

статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Сегодня TOROT, Lotos, PEARL, Аргентинец

Copyright MyCorp © 2014 | Создать сайт бесплатно
сохранилось бы в долговременной памяти человек посидел в машине