Главная | Регистрация | Вход
Пятница, 14.11.2014, 13:15
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Мини чат
По мотивам народной притчи

В темно синем лесу… Где гуляют поганки…
Стоп, это не из этой оперы! Хотя нет! Все-таки это было в лесу. Так вот. В одном волшебном лесу росло волшебное дерево. В этом волшебном дереве было не менее волшебное дупло со всеми удобствами и, наверное, даже с евроремонтом. Но какой там, в действительности был ремонт, мы вряд ли узнаем, потому что в этом волшебном дупле жила волшебная синяя птица, и привычки водить к себе гостей у нее не было. Синей птица была не потому, что замерзшая, а потому что перья у нее были волшебного синего цвета. И деятельность у нее была не менее синей - аж до волшебности. Даже на синей табличке, приколоченной синими гвоздями к дереву, так и было написано: Синяя птица – волшебница. Прием с 10.00 до 17.00. 

…Кажется это синее волшебство или волшебная синева меня однажды доконает….

Эта синяя птица была самым мудрым существом во всем лесу и ближайших деревнях. Проводила консультации по сложным проблемам в личной жизни  для всех обитателей. И вот, в один из выдавшихся свободным от повседневных забот дней, синяя птица решила прогуляться в одну из деревень с целью рекогносцировки местности. Надо сказать, что птица не делала никаких лишних движений без цели. Кроме этого раза. На это маленькое путешествие ее подвигло некое неясное внутреннее чувство. Некое томление духа, если его так можно назвать, или тонкое предчувствие чего-то необычного. И это предчувствие ее не обмануло. Дело в том, что именно в той деревне, на которую нацелился тот самый внутренний дух, жил петух. Это был необычный петух. То ли очередная шутка всевышнего, то ли упавшая неподалеку от деревни, ступень ракеты, щедро излучающая на местность радиацию, или еще какие неведомые инженерные изобретения, от которых даже папоротник каждое лето вымахивал в два человеческих роста и был похож на субтропические пальмы, а может, и инкарнационная ошибка вкралась в генетический код этого петуха… Как бы там ни было, петух был необычен. Во первых, он был весьма крупен телом и хозяин очень гордился таким ценным приобретением для своего двора. Во вторых, он обладал неукротимым сексуальным пылом и топтал все движущееся, что попадало в поле его зрения. Куры в сарае были весьма довольны таким его генотипом, утки и гусыни удивлены, а остальные животные озлоблены, потому что приходилось постоянно наблюдать за своим кормовым отсеком, куда мог внедриться этот коварный ненасытный петух. Другие петухи, если приключалось им прогуливаться по деревне, обходили территорию этого маньячного петуха за версту. А когда однажды петух нацелился на спикировавшего с небес за цыпленком ястреба…. Рейтинг петуха в тот день вознесся в поднебесную. Мало того, что зазевавшееся дитя было спасено от поедания хищником, так еще и растрепанный ястреб, еле сумев освободиться от назойливого, хотя и незатейливого притязания петуха, навалившегося на него откуда-то сверху, навсегда забыл дорогу в ту деревню. 
В эту самую деревню как раз и гуляла синяя птица. Утомленный петух сидел в расслаблении на заборе, поскольку несколько минут назад с боем овладел непокорной гусыней, которая шипела, щипалась и царапалась, как монашка при попытке лишения девственности. Петуховое достоинство попало ей и в шипящий клюв, и в полный испепеляющего гнева глаз, пока, наконец, добралось до точки естественного, так сказать контакта. И вот теперь, умиротворенный петух с прикрытыми веками медитировал на свой пуп, сидя на своем заборе, как вдруг на горизонте появилась синяя птица, дух которой нацеливал ее прямиком на это неугомонное существо. В долю секунды петушиные глаза загорелись азартом, расслаблено висящий набок гребень вновь вздыбился панковским ирокезом, а сознание заполонило ощущение нового опыта. Синяя птица была крупнее всех виденных им пригодных к употреблению птиц и мелких зверей, но тем не менее она была птицей. То есть, своего поля ягодой. Как только все биссектрисы в петушином уме сложились в одну точку, он сделал бросок к неспешно приближающейся волшебнице, рассчитывая своим внезапным появлением ошеломить птичьи мозги гуляющей дамочки и, на волне произведенного впечатления, произвести передачу генофонда методом непосредственного оплодотворения. 
Но синяя птица не была бы синей, и не имела бы отдельного офисного помещения в своем лесу, если бы была просто синей. Она, кроме своих чарующих глазок, ловко пристроенных по бокам головы, имела еще и третий глаз, позволяющий оценивать энергетические поля окружающих существ и объектов. Видеть, так сказать, непосредственные ауры. И имелся у нее еще и четвертый глаз – глаз мудрости, связывающий ее с космическими учителями, своеобразными птичьими махатмами,  которые и сливали ей необходимую информацию по поводу решения той или иной проблемы. Но, все эти третьи и четвертые глаза со всеми взятыми махатмами никаким образом не спасли бы птицу от петушиного либидо, если бы не каждодневные тренировки по набору психической энергии и управлению силовыми линиями пространства. И когда мускулистое петушиное тело уже почти приготовилось к швартовке с привлекательной синептицевой гузкой, произошло странное. Гузка исчезла из под растопыренных когтей, окружающая действительность с невероятной скоростью крутанулась вокруг всего петухового существа, и тело его с глухим стуком приземлилось спиной на дорогу, взметнув вверх клубы пыли. Горло его издало сипящее-булькающий звук, совершено непостижимым способом угодив в вилку из двух синептицевых пальцев. Крылья его от такого неожиданного поворота событий оказались распластанными вширь, а левый глаз заметил, как со двора во всевозможные дыры в заборе стали просовываться любопытные головы обитателей. Сконфуженный плейбой решил вернуть себе лицо и напружинил ноги, пытаясь разорвать когтями и шпорами эту наглую мадам, необъяснимым образом опозорившую его перед всем честным народом.  Синяя птица прочла эту мысль до воплощения в действие и второй лапой проделала внешне нехитрую манипуляцию с мышцами  и нервными окончаниями его брюшного пресса. Вес тела ей пришлось перенести на вилку из пальцев на горле, и глаза у петуха покраснели еще сильнее. На этот раз уже не от гнева и азарта атаки. Манипуляция в животе привела к полной парализации обеих лап, которые монументально застыли в воздухе, как будто он шел куда то по небу и просто задумался. Синяя птица развернулась на лапе, сжимающей петушиное горло, и уселась на мгновение сверху, а потом отчертила горизонтальные линии от петушиных глаз строго перпендикулярно его телу, и рывком вспорхнула вверх и в сторону. Петух остался лежать с дебильным выражением лица. Каждый из его глаз смотрел на свою линию, и эти линии магическим образом прижимали его голову к земле сильнее синептицевых пальцев. Линии буквально распинали его мозг по дороге и лишали всякой возможности к движениям. Куры из петушиного гарема, высунувшие свои головы в дыры забора, на это запричитали: – о-ко-ко-ко….. о-ко-ко…  Даже недавно оплодотворенная гусыня всплеснула крыльями и прошипела: - Ох Петруччио.… как же такое приключилось с тобой… 
Синяя же птица насладившись произведенным эффектом на общество, наклонилась к петуху и мерзко скривив клюв прошептала:
– Ну что щусёнок? Кисло тебе?
Петух вяло шевельнул клювом, но говорить никак не получалось. Полная парализация случилась с его телом, и это состояние не побеждалось и не управлялось.
Синяя птица еще раз оглядела ошеломленных обитателей, быстро стерла обе линии и сделала точечное прикосновение к петушиному животу, возвращая подвижность самураю.
Петух во мгновение ока вскочил на ноги, одновременно бросив свое тело к забору как можно дальше от этой синей волшебной птицы. Не рассчитав собственные силы, с грохотом ударился о забор и выматерился:
– Ведьма бл…ская. Куры подтверждающее закивали головами на утверждение своего повелителя и закудахтали:
– Воистину говорите, Петр Петрович, ведьмаческая сила присутствовала и мы тому непосредственные свидетели.
Удар петушиного тела о забор разбудил мирно дремавшего в своей будке Шарика – сторожевого существа без паспорта. Ему постоянно приходилось ходить по двору с завернутым книзу под живот хвостом, защищаясь от петушиных нападок. С великой неохотой разлепив веко, он вынужден был разлепить и второе, потому что увидел чудную картину. Забор, утыканный безголовыми куриными тушками и одной гусиной. Головы торчали по ту сторону забора, и эта потусторонняя картина требовала разъяснения. Он выволокся из будки целиком и приник левым глазом к личной смотровой щели между досками забора. 
– Ёкарный бабай! – раздался его сдавленный возглас, и тело метнулось обратно в будку чтобы скрыться там, притворившись совершенно неживой ветошью. Синюю птицу он узнал. 
Одно время Шарика дразнила одна лисиная особь из темного леса, приходившая по ночам воровать цыплят для своего естественного жизнеобеспечения. Лиса никак не представлялась, и ходила на недосягаемом для Шарика расстоянии, ограниченном цепью. Эта недосягаемость очень злила Шарика и радовала лису, безнаказанно уносившую цыпленка-другого из курятника. Истошный лай Шарика часто будил Хозяина, который выходил из дому и метал что либо тяжелое в сторону будки. Аура хозяина сильно отпугивала лесных обитателей, и лиса уходила на безопасное расстояние в лес, потому что на генном уровне знала, что человек много опаснее собачьих клыков, и его вертикальное положение относительно земной поверхности может нанести дистанционные, иногда несовместимые с жизнью, повреждения лисьему телу сопровождаемые громом и молниями. Человек для лисы был гневным и опасным Богом, а Шарик в будке на цепи - обычным лохом для развода. Ну кто, как не лох, может позволить посадить себя на цепь за 10 копеек суточных, без выходных, праздников и зарубежных командировок? Только полный и конченый лох. Вот лиса и измывалась над несчастным Шариком, объясняя буквально в нескольких сантиметрах от  вспененной от ярости морды, его лоховскую природу, после того как за спину уже были закинуты удавленные комиссионные. Надо заметить, что в курятнике, с наступлением ночи, боевой пыл Петруччио куда то девался, и лисы он боялся наравне с остальными, но изображал из себя великого йога, впадающего в самадхи одновременно с закатом солнца. А самадхи это такая штука, что в ней ни видеть, ни слышать, ни как либо действовать, нельзя. Соответственно защищать свой гарем и выводок от вражеских нападок становится, ну, никак не возможно. Самадхи - оно и есть самадхи. Что с него возьмешь… Гарем смирился с этой своей беззащитностью и позволял лисе изымать налог на, как она выразилась, потребление общественного кислорода. 
Реально защитить птиц от коварной и прожорливой лисы мог Шарик, но ЦЕПЬ! Эта крепкая, с добротно сваренными звеньями, ЦЕПЬ… Цепь не позволяла Шарику исполнить свои обязательства перед двором, и раз за разом вводила в депрессию. Хозяин звериного языка не понимал, и все бы сходило на тормозах, если бы не идеологическое еженощное глумление лисы над собачьим мозгом. Именно тогда до Шарика дошел слух о чудесной волшебнице. Этой самой синей птице, живущей в синем лесу, в синем дереве с синей табличкой, приколоченной синими гвоздями. Шарик проникся верой в то, что она поможет ему с уравновешиванием, расшатанным лисиными проповедями, ума и вернет ему душевную гармонию и радость бытия. Для цели встречи с волшебным Шарик прикинулся умирающим, вывалив максимальное количество языка из пасти и исторгнув  некое количество желчи из желудка. Тело при этом он расположил максимально направленным к выходу со двора, будто пытался из последних сил покинуть его, дабы не заразить страшной болезнью остальных обитателей. Когтями он исцарапал ближайшее пространство, чтобы все выглядело убедительнее и хозяин, купившись на эту уловку, снял с него ошейник, в раздумьях где теперь брать нового охранника. Шарик, завершая комедию, хрипя выполз за калитку, и услышав стук закрывающейся в доме двери, вскочил и бросился в лес. К синей птице. 
Синяя птица продемонстрировала Шарику свое волшебное мастерство в полную силу, и погрузив  в гипноз, ввела его мозг в тета ритм  и внушила ему, что отныне он обладает разовым запасом силы льва для реализации одного желания. ТОЛЬКО ОДНОГО! Впрочем у Шарика и было только одно единственное желание насчет той самой лисы. А само трансовое состояние умиротворило его мозг и придало осанке величественное благолепие. Картина возвращения Шарика во двор было воспринята не хуже идущего по воде Христа. Минутой молчания было сопровождено его шествие к своей будке. Даже Петруччо не пришла в голову мысль сотворить непотребное - ибо вид у Шарика был грозен, глаза сверкали осознанием своей царской природы, хвост свернут напряженной баранкой, поступь полностью соответствовала обещанному синей птице львиному ходу. Шерсть его лоснилась и мышцы перекатывались под шкурой. Шарика перло от самого себя, как будто он только что утопил в мешке, ненавидимого всем собачьим племенем, немого Герасима. Он величественно сел возле своей будки и не удостаивал никого своим взглядом. Дух его витал в поднебесном собачьем рае, а тело терпело временное земное пристанище. Вышедшей вечером хозяин даже поначалу отшатнулся от зрелища вернувшегося пса, но потом осмелился подойти, чтобы вновь надеть на питомца ошейник. Шарик изволил позволить надеть на себя ограничитель свободы, и хозяин, в задумчивости вернувшись в хату сказал жене:
– Шарик-то наш никак травку какую-то съел в лесу, вернулся такой, что и подступить то боязно…
– Жена его хихикнула и просветила мужа что в лесу не только травы волшебные растут. Там сплошь все волшебное. И кусты, и ягодки, и грибочки. Некоторые из которых могут быть ОЧЕНЬ волшебными. Так что - удивляться нечему. Природа имеет силу великую.
Шарик же, в своем внутреннем величии и спокойствии, ждал ночь и, естественно, лису. И лиса пришла.
Внутреннее чутье об опасности лису почему-то не предупредило, видимо потому, что опасность здесь была иного рода. Лису не насторожило и отсутствие предупредительного лая, как обычно. Это удивило и только. В голове только мысль шевельнулась:
– Заболел что ли песик?
Песик, однако, сидел перед конурой, как и положено на цепи, и на лису никак не реагировал. Взгляд его был устремлен прямо перед собой, а весь облик выражал вселенское спокойствие и невозмутимость. Для лисы вывести Шарика из этого состояния спокойствия показалось важнее, чем добыть пару привычных уже цыплаков. Она прошлась вперед-назад, поцокала из-за забора, привлекая внимание сторожа. И все это с НУЛЕВЫМ ЭФФЕКТОМ!!!  Шарик не реагировал никак. Лису стало это злить, и она активизировалась. 
– Эй, лошара… Шарик-лошарик… Тузик, Бобик, Педик…
Лапа Шарика шевельнулась, и это крохотное движение заставило лису отпрыгнуть назад. В этом движении чувствовалась некая сила, и присутствовала реальная угроза. Зрачки лисы расширились до предела, и она обследовала взглядом цепь и ошейник. Шарик был прикреплен надежно и опасности не представлял.  
– Эй ты… Конь педальный…
У Шарика из лапы с металлическим звоном выщелкнулся коготь. И на его отполированной поверхности сверкнула искра от света луны. Надо заметить что  в эту необычную ночь на небе не было ни единого облачка, и луна полыхала в полную мощь, немного затмевая сверкающие бриллиантами звездные скопления и отдельные звезды-солнца, освещающие и согревающие собственные солнечные системы.
Коготь Шарик выщелкнул для совершенно конкретной цели. Он стал им писать на земле слово на неизвестном языке. В переводе на наш язык это слово означало бы возвращение кармы или кармагеддон. 
Расшалившаяся лиса, уже встав на задние лапы и облокотившись на калитку, сделала себе акцент и пыталась оскорбить Шарика стандартным набором:
– Э, Шарык… Я твой мама абал… Я твой папа абал… Я твой жана абал… Я весь твой род абал… 
Кого там лиса могла еще абать в своих мысленных упражнениях, узнать не удалось, потому что буквы у Шарика закончились, и он поставил точку в конце хитроумного слова, воткнув коготь вертикально и повернув его по часовой стрелке. Затем он сделал очень глубокий и медленный вдох через обе ноздри, после чего почувствовал в животе огненный шар, и задержал дыхание, позволяя огненной силе растечься по всему телу. А потом…. А потом Шарик сделал бросок. Бросок в сторону обнаглевшей лисы, опьяненной собственным остроумием и ощущением вседозволенности. Если бы между Шариком и лисой не было калитки и цепи, комедия на этом бы и закончилась. Но они ненадолго задержали полет этого огненного собачьего шмеля. Цепь разорвалась во всех звеньях в точках сварки, а калитка была снесена вместе с железными петлями. Одним броском Шарик освободился от всех ограничивающих факторов, и в горле его родился львиный рык. От этого рыка, опрокинутая на спину, лиса из огненно рыжей стала серебряной и рванула с нечеловеческим визгом в лес, понимая что пришел реальный и полный песец. Шарик же, чувствуя в себе ту самую, внушенную синей птицей, львиную силу, рванул с низкого старта, оставив на земле глубокие следы от когтей всех четырех лап. Движения его были четкими, слаженными и мощными. Приземления на землю вызывали глухой, тяжелый стук и мерное содрогание поверхности. Этот стук, распространяющийся по земле, бросал лису из стороны в сторону, по привычке пытающейся запутать следы. За лисой неслась неукротимая и неотвратимая смерть. Лиса это осознала, прочувствовала каждой клеточкой своего существа и взмолилась к своему лисьему богу о спасении души и, желательно, тела. Молитва эта вряд ли была бы услышана кем либо, потому что сопровождалась непрерывным, как сирена, визгом-воем-плачем, но весь смысл молитвы в том, что она молитвится-творится  не словами, а бессловесной душой, поэтому и бессмысленны бывают слова. Лисий бог услышал эту молитву и послал наперерез обдолбанного волка, который съел-таки запретного плода с запретного дерева, и глючило того волка по страшному. Надо сказать, что тот плод был не зря запретным, поскольку для волков был ядовит чрезвычайно. Он так и назывался - волчья ягода. Но этот волк был, видимо, белой вороной в своей стае, и проверял все запреты исключительно на собственном опыте. После употребления самого запретного из запретных плодов - этой самой волчьей ягоды, волк поймал бэд трип, и его тело ломало, крутило, а вокруг наступали охотники состоящие из сложных геометрических фигур, окрашенных в фосфоресцирующие многомерные цвета. Эти фигуры перекатывались одна к другой, появлялись из ниоткуда и пропадали в никуда. Пространство вокруг приобрело космические размеры и возникло ощущение общей тревоги. 
Этого волка лисий бог и решил принести в жертву кармагеддону в лице Шарика, тем более что волчья печень уже заканчивала свою активную деятельность в результате обширного органического поражения, и жить физическому телу волка оставалось от силы 15-20 минут. Лисий бог в волчьем глюке  появился в виде седовласого волка генерального патриарха - основателя волчьего рода от сотворения всего сущего. Брови и борода этого волка-бога развевались космическими протуберанцами, и он произнес громогласным голосом:
– Следуй за мной, брат… Твои поиски вывели тебя на верный путь, и я проведу тебя к основе всего. Прими это испытание со смирением, и все твои усилия  будут вознаграждены.
Вокруг волка геометрия стала окончательно разрушаться, превращаясь в ужасающий хаос, а за патриархом оставалась сияющая золотом дорога, которая предлагала хоть какую-то определенность и вселяла надежду на будущее. Волк побежал по ней, и вскоре его лапы стали отрываться от земли, пытаясь следовать проложенной дороге, но тело… Жутко мешало своей тяжестью тело. А дорога уходила неуклонно вверх и вскоре возникла бы невозможность следования по космическому пути, если бы не божественное вмешательство. Откуда-то сбоку в волка врезалась небольшая ревущая огненная комета и рассоединила его с телом. Волк прошептал слова благодарности, и сложив в молитвенное положение лапы, закрыл глаза. И внезапно увидел реальность такой, как она есть. Возник ночной лес, ночное небо, звезды и луна, и о, боже!!! За кустом лежало его собственное тело, которое с остервенением и рычащим хрипением разрывал какой-то бешеный гном. Волк присмотрелся внимательнее и ужаснулся. Его загрызла небольшая, раз в пять меньше размерами, собачонка, которую он принял за комету в своем ягодном глюке. Он решил открыть глаза и продолжить путешествие за патриархом, но ничего не изменилось. Глюк закончился, патриарх исчез вместе с золотой дорогой и мозг волка вспыхнул просветленной мыслью:
– Наебали! Опять! И тела больше нет. Вернуться некуда… Он сообразил, что теперь нужно новое тело и кинулся с максимальной скоростью искать спаривающуюся волчью пару. Парочки таковые в лесу были, но и желающих реинкарнироваться было тоже немерено. Его моментом оттеснили пинками:
– В очередь встань, волчара позорный… 
Кто-то из толпы выкрикнул:
– Наркоманам тел не давать…
Волк вздрогнул, как от удара плетью и опустив вниз голову, пошел в сторону. На щеке его появилась слеза, и душу заполонило ощущение безысходности. Свет его души стал тускнеть и уменьшаться. В толпе на крикуна зашикали, да он и сам уже понял что наделал. Пока живешь там - в теле, то ум защищает душу от всяких негативных проявлений, а тут душа обнажена, уязвима и совершенно беззащитна. Крикун вышел из толпы, и догнав гаснущего светового волка, обнял его за плечи и, извиняясь, прошептал:
– Ты это… Ты, брат, прости уж меня… Я ж нечаянно… Я ж не подумавши…  Тел-то вон как мало, а нас вон как много. Я это не со зла… Я ж забыл совсем, что тут все напрямую….  Я ж забыл, что это так больно…. Прости уж ты меня … Вставай на мое место… А я эт самое… в конец очереди. Чтоб по-честному все было…
Справедливость восторжествовала, и свет души волка вновь вспыхнул с прежней силой. Надо отметить, что его психоделические опыты наделили свет его души необычайными оттенками,  и другие души волков собрались вокруг послушать о том, какие бывают миры после употребления  запретных плодов. Волк оказался великолепным рассказчиком, и в вечности время  в ожидании нового тела пролетело и для него, и для окружающих, совершенно незаметно. Через положенный промежуток времени в логове зашевелился волчонок с разноцветными шерстинками и первым его возгласом, когда заботливая мать выпустила на волю, был не «ВАУ-У-У» как у всех порядочных волков, а «ЙА-ХУ-У-У», сопровождаемый прыжком вверх в попытке схватить зубами солнце. 

"ПРОДОЛЖЕНИЕ"
Поиск
Наш опрос
Сколько деревьев вы посадили в своей жизни?
Всего ответов: 133
Календарь
«  Ноябрь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
ВХОД

статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Сегодня TOROT, Lotos, PEARL, Аргентинец

Copyright MyCorp © 2014 | Создать сайт бесплатно